О себе, любимом

Здравствуйте!

Я очень рад, что вы заглянули ко мне. Давайте знакомиться. Меня называют писателем-юмористом, наверное, потому что в моей биографии было много грустного, которое всех очень веселило. Например, я с детства ненавидел математику, а окончил Киевский Автодорожный институт. Ну, как я там учился, я вам не стану рассказывать – это уже не юмор, а фантастика. Но всё же я его окончил. Педагоги выдали мне диплом, поздравили себя с моим окончанием и спросили, куда бы я хотел поехать по распределению. Я честно признался, что мне всегда нравились города с двойным названием: Монте-Карло, Буэнос-Айрес, Баден-Баден… Поэтому они меня отправили в Кзыл-Орду.Там, в Средней Азии, я построил свой первый мост и написал первую пьесу. По мосту ходить боялись, а на пьесу пошли. Так я променял дороги на драматургию. Может, именно поэтому сейчас хороших дорог не хватает (правда, и хороших пьес тоже).

Итак, в Средней Азии я построил мост, точнее, два моста: первый и последний… Нет, где именно, я вам не скажу – адрес своего моста я сообщаю только врагам. (Наверное, поэтому их становится всё меньше и меньше). Отдав долг мостостроению, я вернулся в Киев. Живя в Киеве, активно сотрудничал с Московскими газетами, журналами, киностудиями. Большую часть своей жизни проводил в экспрессе «Киев-Москва». Когда стало не хватать денег на железнодорожные билеты, я переехал в Москву, а затем, вспомнив о своей любви к городам с двойным названием, репатриировался в Тель-Авив, где ныне и проживаю.

И в Киеве, и в Москве я занимался только литературной деятельностью, нигде не служил… У меня даже трудовой книжки не было, что приводило в агрессивный ужас всех киевских и московских участковых, поэтому я срочно поступил в Комитет Драматургов, сперва Киева, потом Москвы, а затем, в Союз Кинематографистов СССР и в Союз Театральных Деятелей. Это оградило меня от нападок милиции и дало возможность получать талоны на продукты во всех этих организациях.

Сначала я писал только для эстрады. Эстрада – это моя первая любовь. Как всякая первая, она оказалась не последней – я стал изменять ей с драматургией. Профессия драматурга – тяжёлая профессия. Недаром, Чехов когда-то сказал: если в первом акте висит ружьё, в последнем акте оно должно выстрелить в драматурга. Так оно и было: я писал пьесы и киносценарии, в надежде, что по пьесам будут ставить спектакли, а по сценариям снимать фильмы. Но в то врем

 

я получалось наоборот: сценарии ставили… на полку, а спектакли снимали… в день премьеры. Тогда я стал писать рассказы. Поскольку я человек сентиментальный, то писал, в основном, сатирические рассказы: авторам таких рассказов в ту пору приходилось часто плакать. За один из таких оплаканных рассказов я получил свою первую международную премию. Рассказы мои, по недосмотру редакторов, регулярно появлялись на страницах центральных газет и журналов. Многие из них были переведены в других странах такими же сентиментальными оптимистами, как я. За эти годы в СССР вышел деся

 

ток сборников моих рассказов, но поскольку все они были сатирическими, то их выпускали толщиной в мацу.

В Тель-Авиве я издавал юмористический журнал «Балаган», который выписывали и читали не только в Израиле, но и во всех странах бывшего Советского Союза: название «Балаган» очень соответствовало тому, что происходило в этих странах. Издавал я ещё и весёлый детский журнал «Балагаша» и сатирическую газету «Неправда», где вместо профиля четырёх вождей пролетариата были вычеканены четыре профиля комиков пролетариата: Аркадия Райкина, Юрия Никулина, Тарапуньки и Штепселя. А эмблемой этой газеты стала карикатура Михаила Златковского: безголовый лидер ведёт народ под знаменем, напоминающем топор. Газета пользовалась успехом, и это понятно: «Правда» много лет обманывала нас, поэтому истину искали в «Неправде».

В Москве я создал театр «Гротеск», в Израиле – театр «Какаду». И там и там художественный руководитель Александр Каневский, несмотря на яростные протесты

 

драматурга Александра Каневского, насильственно редактировал его пьесы, готовя их к постановке.

Театр «Какаду» успешно просуществовал 5 лет, гастролируя по всему Израилю, и отмечая каждый новый год новой постановкой. (В фотогалерее представлены сцены из спектаклей). Театр жил пока писатель Каневский не победил в себе художественного руководителя Каневского и вернулся к письменному столу. Результаты не замедлили сказаться. С 2006-го по 2010-й годы были написаны и изданы четыре книги: роман «Смейся, пая

 

ц!» (Издательство «Зебра Е», Москва), «Как пройти на Голгофу», вторая часть повести «Теза с нашего двора» (Издательство «Зебра Е» выпустило обе части под одной обложкой), сборник рассказов и шуточных стихотворений «Идущие на смех» (Издательство «Феникс», Ростов-на-Дону) и детективная трагикомическая повесть «Кровавая Мэри» (Издательство «АСТ», Москва).

Эти книги были замечены и отмечены: премия имени Юрия Нагибина (Союз Писателей Израиля), Золотая медаль Франца Кафки (Прага) и, от Международного Союза литераторов и журналистов «АПИА» в 2010 году — диплом Человека Года (Лондон).

В мае этого, 2012-го года, в издательстве «Зебра Е» вышли моя новая книга – сборник эстрадных пьес, миниатюр, сценок и монологов под названием «Мои эстрадости

» и очередное перездание повести «Тэза с нашего двора». Написал пьесу «Сеанс одновременной любви», которой уже заинтересовались театры (Я суеверен: не буду их называть, пока не поставят спектакли). Опубликовал в Израильском журнале «Секрет» новою детективную повесть «Проклятия по контракту» – с теми же главными героями что в детективе «Кровавая Мэри» . Сейчас я готовлю к расширенному и дополненному переизданию сборник моих репортажей о путешествиях по странам Европы под общим названием «Полное собрание впечатлений».

В завершение этой автобиографии хочу скромно заявить: на этом сайте будут публиковаться мои очень смешные произведения. Но учтите, что говорят французы: «Остроумие не на языке рассказчика, а в ушах слушателей». Так что, если вы не будете смеяться, значит, у вас уши не в порядке. Проверьтесь у врача и заходите снова. Если на этот раз вам уже понравится, хвалите меня, я очень люблю, когда меня хвалят. Если не понравятся, ругайте театры, издательства и киностудии – они к этому привыкли.