«Театр «КАКАДУ» подлетает к премьере.»


Театр комедии, организованный Александром Каневским, выходит в люди с первой своей постановкой по пьесе все того же Александра Каневского «Великий обманщик». Ваш покорный слуга удостоился большой чести поприсутствовать на одной из последних репетиций и побеседовать с участниками этого героического начинания.

На репетицию в муниципальный зал «Шарет» в Петах-Тикве я был приглашен к 10 часам утра. Но по обыкновению оказался непунктуален — пришел раньше. Поэтому самого процесса репетиции, в любви к которому признавались все великие режиссеры, не увидел. Зато стал свидетелем некоего традиционного в любом театре действа, предваряющего репетицию как таковую. Я имею в виду сбор команды. И по тому, как эти люди входили в зал, как приветствовали друг друга, с каким настроением обнимались, пожимали руки, говорили, я понял, что моя непунктуальность оказала мне добрую услугу.

Первое и главное впечатление было такое: я попал в театр. Не в здание театра, а, говоря высокопарно, в явление театра. Эти люди разного возраста, разного жизненного и сценического опыта вели себя как одна семья. Расставшись предыдущим вечером, они встречались, как люди, прошедшие испытание многолетней разлукой. Такое, знаете ли, бывает крайне редко. Но бывает. Особенно на заре, то бишь — в самом начале пути…

И вот что скажу я вам, дорогие читатели. Чтобы творить, надо владеть материалом, а чтобы им овладеть, надо его любить. В данном случае под «материалом» подразумеваются и сцена, и лицедейство (в высоком, а не уничижительном значении этого слова), и партнерство, и драматургия, и общая цель — спектакль.

«Есть люди, которые рождены, чтобы брать. А есть другие — их намного меньше — они рождены, чтобы отдавать». Эта фраза в наше утилитарное время, когда местом под солнцем считается любая работа на более или менее полную ставку, отдает лукавством и неправдоподобием, иронией и даже сарказмом. В том, конечно, случае, если об этом говорит умудренный годами и разочарованиями скептик. Но эту фразу произнес молодой актер театра комедии «Какаду» Александр Штендлер, и у меня не возникло ни малейшего желания ему не верить.

Эти люди собрались вместе, чтобы отдавать. Искренне и, в общем-то, бескорыстно. Поверьте, я знаю, что они с этого имеют. Но вам не скажу, поскольку совсем не об этом речь.

В спектакле «Великий обманщик» вы увидите двух замечательных актеров старшего поколения — Дину Тумаркину и Павла Цитринеля. Казалось бы, эти артисты, проведшие на разных высоких сценах всю свою сознательную жизнь и не раз выдерживавшие испытание славой, должны вести себя чуть поциничней, поглядывать на своих более молодых и совсем юных коллег чуть свысока. Однако такого не было и в помине. Они были равными среди равных, и это особенно подкупало. С восторгом говорила о старших коллегах Дана Кучеровски, совсем молодая актриса, получившая актерское образование в Тель-Авивском университете. Раньше она играла только в местных, ивритских постановках, а в «Какаду» впервые столкнулась, так сказать, с русской школой актерского мастерства. И, как я понял, искренне обалдела от разницы в уровне («Я буквально ловлю каждое их слово, каждый жест, я просто учусь на ходу!..»). С уважением говорила о коллегах Наташа Андреева, актриса и сорежиссер спектакля. Про отношение художественного руководителя театра Каневского я вообще молчу, поскольку на ум не приходит ничего, кроме образа счастливой матери, баюкающей новорожденное дитя.

Кстати, о детях. Самому молодому актеру в составе труппы театра «Какаду» 15 лет. Зовут его Никита Алексеев. В «Великом обманщике» он играет внука героини Наташи Андреевой. На мой вопрос, устраивает ли его роль, Никита ответил положительно, добавив, что «слов, правда, маловато».

Все они, включая сорежиссера спектакля Владимира Левина, художника Александра Лисянского и композитора Михаила Агрэ, как я понял, неисправимые оптимисты. Чем и счастливы. Хотя, конечно, сознают, что экзамен предстоит нешуточный. Создать новый театр в нашей маленькой стране, охваченной экономическим кризисом вперемежку с непопулярными реформами, — это вам не трамвай построить. «Глаза боятся — руки делают, — говорит Наташа Андреева. — Нам нравится пьеса, нам здорово работается вместе! Прорвемся!..»

Нет, вы посмотрите на них! Как же они спелись!.. И с каким энтузиазмом занимаются своим безнадежным — в самом творческом смысле этого слова — делом! И вообще — откуда за такой короткий срок у Каневского появилась команда? «Мы пригласили лучших из лучших!» — говорит худрук.

И они, как я понимаю, пришли.

Есть в театральной терминологии такое понятие «актерский ансамбль». Это только в последние годы пошла мода на «звезд». Пригласят в антрепризу какую-нибудь знаменитость — и торчит она на сцене, как гвоздь-недобиток, превращая всех остальных персонажей в невзрачную массовку. Ерунда это, а не театр, скажу я вам. Без актерского ансамбля, который живет и дышит в унисон, нет и не может быть настоящего спектакля.

Я не видел актеров театра «Какаду» на сцене. Но в зале, перед репетицией, это был ансамбль — еще какой ансамбль! Могу себе представить, что будет на сцене… Впрочем, актеры — народ суеверный, поэтому до премьеры лучше помолчу.

— Я понимаю, есть финансовые проблемы, есть сложности с помещением, с декорациями, с освещением и прочим. Но в чем все-таки самая большая трудность? — спросил я перед уходом у Каневского.
— Свои… — ответил он многозначительно.

— Не понял…

— Мы работаем для своих, понимаешь? — объяснил он. — Мы — не заезжие гастролеры, не антреприза, не случайные в этой стране люди. Мы бросили свои дела, свои работы и подработки, чтобы подарить нашим людям их театр. И так как мы работаем для своих, мы просто не имеем права халтурить, мы не имеем права обмануть их ожидания. Не только они нам этого не простят — мы сами себе этого не простим!.. В этом и заключается самая большая трудность…

Ну что ж, как говорится, птичка вылетает. Счастливого тебе полета, «Какаду»! А свои, как мне кажется, не подведут.

Евгений Сельц.

Газета «Вести» , декабрь 2004г.