Обо мне, любимом


ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ И КРИТИКОВ

Огромное спасибо за Ваше творчество! Здоровья Вам, пишите больше, Ваши книги хочется читать, и самое главное хочется их перечитывать. Спасибо еще раз!

Игорь
  Сообщение на сайт.


Здравствуйте, Александр Семенович. Прочитала «Смейся, паяц!» и «Тэза с нашего двора». Много смеялась, немножко плакала. Конечно, хамов и негодяев не победить, но достойно сопротивляться с Вашими книгами наперевес все же легче. Большое спасибо!

Елена Романская
  Сообщение на сайт.


Дорогой Александр Каневский!
Меня зовут Ира.Мне 34 года и у меня трое маленьких детей.Я родилась на Украине, затем 8 лет прожила в Израиле и, вот уже год живу в Канаде. Здесь, в еврейской библиотеке, я увидела вашу книгу «Смейся, паяц!» и прочитала ее на одном дыхании.
Воспоминания о вашей семье, знаменитых людях, наших странах, обращения к тем, кого уже нет, глубоко затронули душу.
Под впечатлением того, что надо уделять внимание близким, пока они живы, я написала дедушке в Хайфу(ему 88 лет), моей маме и сестре в Ашдод.
Мой папа был талантливым программистом. Знал все ваши книги наизусть. Вы были его самым любимым писателем.У нас была огромнейшая библиотека. Но на день рождения друзья старались подарить одну из ваших книг.
В 53 года они с мамой иммигрировали в Израиль. Через несколько дней папа нашел работу программистом. Мы переехали в Ашдод.
Через три месяца он купался в море.
Внезапно умер. Море вынесло его на берег…
Я училась в «Семинар Киббуцим» уже после того, как ушла из жизни ваша необыкновенная жена, была на симпозиуме, посвященном памяти Майи.
Ее пример очень вдохновляет меня открыть такие же родительские группы, помочь иммигрантам. Столько семей распадаются из-за того, что не выдерживают стресс иммиграции, детей и подростков, которые предоставлены сами себе.
Александр, я вам желаю всего самого наилучшего! Спасибо, что вы есть!
Спасибо за все, что вы сделали, а это не мало!!
С удовольствием встретимся с Вами если будем в Израиле или Вы приедете в Монреаль.

Ира Окс, а также мой муж Игорь и дети: Маша, Антошка и Андрюша
  сообщение на сайт


Уважаемая редакция газеты «Советская Культура»!
Не откажите в любезности передать Александру Каневскому огромную нашу благодарность за рассказ «Папа вернулся» (побольше бы таких)! Согласитесь: ну, прелестный рассказ, остроумный, лёгкий!.. Умница – Каневский! Спасибо ему!.. Мы все так хохотали – трудно передать…

Семья Киселёвых.
г. Ленинград, ул. Плуталова 20, кв.15


Письмо читателя главному редактору журнала «Огонёк»
Уважаемый В.А!
Прочёл книжку из библиотечки «Огонька» Александра Каневского «Теза с нашего двора». Считаю, книга написана талантливо. В прошлом я – одессит и снова повеяло той атмосферой, в которой я когда-то жил, всё, до подробностей, мне так знакомо!.. Очень просил бы Вас уговорить автора этой книжки продолжить все события дальше, очень интересует судьба её героев в дальнейшем. Заранее благодарю Вас и надеюсь, что Вы это сделаете. Если не очень затруднительно, очень прошу сообщить мне о реальности этого мероприятия и выслать наложенным платежом первую и вторую (в будущем) книгу. Первую уже приобрести невозможно – разошлась полностью.

С уважением,
ветеран войны и труда,
Вербный Илья,
Киев, Горького 3, кв.12


Из рецензии на спектакль «My name is Mania!»
(по повести Александра Каневского «Теза с нашего двора»)

… Одесский двор в этом спектакле, подобный одной общей квартире, где всё и все на виду, где свара может мгновенно превратиться в патетическое выражение всеобщей любви, уже не столь баснословен, как в бабелевские времена, ибо между этими дворами пролегли тридцатые и сороковые годы с «великими чистками» и мировой войной.
 Неясное, отметаемое, нежелаемое чувство коренной смены судьбы постоянной тенью — будь то день или ночь, — стоит за всеми героями, страдающими, смеющимися, размышляющими в спектакле  «My name is Mania»  по книге Александра Каневского «Теза с нашего двора».
Александр Каневский – из «золотой плеяды» «русских писателей, создал в 90-е годы литературное удостоверение времени «великого перелома», породившего не менее великую алию, массовый Исход народа, с удивлением, болью, порой нежеланием ощутившего свои древние корни.
Я, приехавший в Израиль с алией 70-х, глядя как бы со стороны, вовсе не удивлялся тому, как эту повесть Александра Каневского все зачитывали до дыр.
Это было воистину удостоверение каждого из миллионного народонаселения, в короткий срок переместившегося не только в пространстве, но и в душе, чьи корни все еще ныли по той земле, из которой они выросли.

Эфраим Баух, писатель,
 лауреат Премии Президента государства Израиля,
газета «Вести»


О сборнике «Чудаки».

Это очень особое, целиком индивидуальное, неповторимое умение писать смешно, весело, так, что всё написанное хочется читать вслух. Именно таким умением обладает Александр Каневский. Как он достигает такого эффекта? Как получается, что его повести, рассказы, фельетоны, миниатюры смешат буквально до слёз?.. Я думаю, потому что он умеет обыграть взятую тему в разных комедийных аспектах – и каждый из них умеет блестяще подать, выразительно, остро, остроумно, оставляя между этими тематическими поворотами ровно столько места, чтобы читателю хватило от души посмеяться. Ничего лишнего, всё «работает», всё служит поставленной цели. И это – в каждом произведении!.. Тут не помогут никакие анализы – это природный дар Александра Каневского. И рядом с насыщенными смехом рассказами в этой книжке есть и такие, в которых сквозь смех просвечивается человеческая грусть. Давно известно, что наивысшая форма юмора – трагикомедия. Когда мы ощущаем, как вдруг сквозь смех к горлу неожиданно подступает комок, а на глазах появляются слёзы. Искусством писать так обладают далеко не все, ибо для этого надо очень любить людей. А Александр Каневский обладает этим искусством.

Владимир Владко,
писатель, г.Киев


Фрагмент из предисловия к сборнику «Алло, я вас вижу!»

…Каневский так весел и улыбчив!.. Ох, не обольщайтесь этой улыбкой. Она обволакивает вас, а потом начинает отходить, как наркоз. И становится больно. Вот это и есть высший класс сатиры. Грубая, крикливая сатира – это не сатира. Это просто неумение себя вести…
Знаете, что главное в творчестве Александра Каневского?.. Он расшифровывает в нас то, что мы сами в себе подчас не замечаем. Он говорит нам жёсткие слова, но не оскорбительно, а изящно, остроумно, оптимистично весело. Не стану объяснять, как у него это получается. Ну, не знаю. Получается – и всё тут!..

Эдуард Графов,
журналист, Москва


Фрагмент из рецензии на сборник «И в шутку, и всерьёз»

….Рассказы Каневского написаны простым разговорным, но, отнюдь, не вульгарным, языком, что позволяет их не только читать глазами, но и с успехом исполнять на сцене и на эстраде. Чувство юмора, чувство смешного для автора – средство раскрытия интересных и узнаваемых тем… Каневский обращается не к абстрактным, псевдообщечеловеческим проблемам, а к сегодняшним конкретным недостаткам, которые человек может и должен сам в себе исправить…
В этом сборнике все рассказы Александра Каневского оптимистичны, проникнуты любовью и добротой к людям.

Аркадий Арканов, писатель, Москва,
лауреат многочисленных литературных премий.


Рецензия на пьесу «Три полотёра»

Это уже вторая пьеса Александра Каневского, которая попадает мне на рецензию, и мне ясно, что в лице автора, которого я не знаю лично, у нас появился драматург, оригинальный, талантливый, находчивый, со своим почерком, с тонким чувством юмора.
«Три полотёра» пьеса не иллюстративная, а с чётко подчёркнутой идеей и со своим гражданским пафосом. … Автор, не боясь остроты и не пряча своих мыслей в обтекаемые формы, показывает себя человеком, смело выступающим против всяких болячек в нашей жизни, во имя жизни, на самом деле достойной наших людей. Я особо обращаю внимание на органичный юмор, с которым написана комедия, на блестящие психологические сцены… Всё это драгоценные жемчужины юмора, очень редкие в наших комедиях, и пройти мимо них было бы просто недопустимым расточительством!
Я мог бы ещё очень и очень много сказать в защиту этого талантливого, остроумного, смелого произведения, но думаю, что можно ограничиться просто призывом всячески поддержать драматурга и дать пьесе ход. Было бы прекрасно, если бы на такую талантливую пьесу нашёлся бы достойный её талантливый режиссёр.

А. Полторацкий, профессор,
литературный критик, г.Киев


Рецензия на сборник «Давайте краснеть!»

Александр Каневский — известный писатель, которого не надо представлять. День, когда к Каневскому пришла широкая известность, я бы определил тем днём, когда в газете «Правда» был опубликован его рассказ «Я и моя стая». Случилось это лет десять назад. После этой публикации Александр сразу же вошёл в первую шеренгу бойцов весёлого цеха, беспокойного и взрывоопасного. И в той же «Правде», «Крокодиле», «Литературной газете», в «Советской Культуре», «Юности» и других центральных изданиях, на Радио, и на ЦТ идут его резкие и очень смешные обозрения.

А. Хаданов, Москва
зам. главного редактора «Крокодила»


Рецензия на первое издание повести «Теза с нашего двора»

У Александра Каневского, автора многих сборников рассказов, автора более десяти пьес и киносценариев, эта повесть – первая. Дебют, бесспорно, удачный. Повесть читается без отрыва, на одном дыхании, написана кратко и выразительно, с ярким юмором и щемящей грустью, она охватывает более тридцати послевоенных лет. Автор любит своих героев, сочувствует им, сопереживает, что не мешает ему шаржировать персонажи, подшучивать над ними, и иронизировать.
Самое сильное качество этой повести – органичный сплав комического и трагического, смешное и грустное всё время рядом, что усиливает эмоциональное восприятие. Хотя действие происходит в недавнем прошлом, тема повести и ныне очень актуальна, а если честно, то её актуальность сегодня ещё более усилилась: интернационализм и национализм, Человек и Родина, боль и трагедия эмиграции… Всё это носится в воздухе, всё это в период гласности звучит ещё обострённей. Автор не уходит от откровенного обсуждения самых больных и нерешённых проблем, даёт читателю самому разобраться, не поучает, не раздаёт нравоучительных советов – он рассчитывает на мудрых и чутких собеседников, которые мыслят сердцем.

Сергей Баруздин, писатель, Москва.
главный редактор журнала «Октябрь»


КОГДА СМЕХ И СЛЁЗЫ НЕРАЗЛУЧНЫ…
(О автобиографическом романе Александра Каневского «СМЕЙСЯ, ПАЯЦ!»)

Мне довелось быть первым, кому Александр Каневский читал главы будущей книги воспоминаний. Я слушал с незатухающим интересом – и то смеялся, даже хохотал, а то еле сдерживал слёзы. И вновь убеждался, что печаль и радость не всегда живут на разных улицах, а часто словно бы соседствуют, перемежают друг друга.
Александр Каневский блестяще владеет разными жанрами: прозаик и поэт, драматург и сценарист, юморист и сатирик… И все эти дарования объединились, чтобы поведать правду о разных эпохах, в которых жил и творил писатель.
Александр Каневский безупречно индивидуален… Он похож исключительно на самого себя.
Немало прочитал я воспоминаний, в коих авторы с восторгом живописуют свой собственный образ, — всё, так сказать, «без сучка и задоринки»!… Александр Каневский не из их числа! Поэтому его книга воспринимается как редкостно (местами даже до изумления!) откровенная, исповедальная. Одним словом, это, на мой взгляд, честнейшее воспроизведение пути автора – без кокетливой застенчивости, без показной скромности, но и без утаивания того, что менее мужественным мемуаристам свойственно утаивать.
Есть в книге страницы пронзительно горестные, заставляющие сердца сжиматься от сострадания .
 «Паяц» не только смеётся, но и плачет… И щедро делится с нами уроками своего, такого разнообразного и творчески яркого – бытия. Искренне завидую тем, кто впервые встретится с повествованием Александра Каневского. «Смейся, паяц!», плачь и ликуй!.. Дари читателю желание не расставаться с тобой… Уверен, что так оно и будет!

Анатолий АЛЕКСИН, писатель,
лауреат многочисленных Государственных премий России
и Медународных премий.


УЛЫБКА С ГРУСТНЫМИ ГЛАЗАМИ
(Фрагмент из рецензии)

Александр Каневский, всегда элегантный красивый черноволосый темноглазый человек, всегда ироничный и всегда немного грустный… Профессия юмориста – одна из наиболее тяжелых и мрачных профессий в мире, ведь от юмориста, словно от клоуна на арене цирка, ждут всегда «чего-то такого»: ждут смеха. Так вот, Александр Каневский никогда не обманывает читательских и зрительских ожиданий, он с достоинством и стоицизмом несет свой юмористический крест. Мне доводилось видеть, как на самых длинных, безнадежно скучных и тяжеловесных, словно мешки с цементом, собраниях звучал животворный смех, когда к трибуне подходил А.Каневский.
Его шутки всегда изящны, им присуща некая удивленная интонация: как же так, почему в столь прекрасном мире природы и людей существует зло? Это неприятные уродства, зла, фальши, лицемерия и составляет пафос произведений А.Каневского – от миниатюрного афоризма до киносценария полнометражного художественного фильма, от юмористического рассказа до трагикомического романа..
Александр Каневский окончил Киевский автодорожный институт. К счастью, он не построил ни одного шоссе, ибо при склонности Александра к парадоксам – кто знает? – куда привели бы и чем бы заканчивались эти инженерно-юмористические произведения. Зато писатель Каневский соорудил другую дорогу – прекрасную дорогу смеха и доброты, ведущую прямо к людским сердцам.

Юрий Николаевич Щербак, писатель, дипломат,
посол Украины в США и Канаде.


Рецензия на сборник рассказов «АЛЛО, Я ВАС ВИЖУ»

Тот, кто когда-нибудь бывал на авторских вечерах писателя Александра Каневского, в полной мере мог ощутить, прямо скажем, дьявольскую силу темперамента этого человека. Первые 15-20 минут вы в полном подчинении, под ливнем острот, хитроумных словесных провокаций рассказчика, зал как в штормовой качке покачивается от одной грани смеха к другой. Вы не замечаете, как вас заносит: ведь иная шутка в другой, в спокойной обстановке, могла бы и «не пройти», но сейчас она бьет в десятку. Талант активно покоряет.
Для весьма широкого круга читателей, а также потенциальных воплотителей его пьес, исполнителей его рассказов и монологов, издание этой книги Каневского окажется безусловно явлением.
Этот писатель известен, популярен, и любим. Его публикуют самые серьёзные органы нашей печати как «Правда», «Советская культура», «Литературная газета»; журналы «Юность», «Огонёк», «Крокодил»… Кино, театр и эстрада, радио и телевидение, куклы и мультипликация,– всё ему подвластно, и всё у него получается легко, весело, общественно необходимо, и опять же – очень темпераментно.
Какова же природа сатирического темперамента автора рецензируемой рукописи? Прежде всего – открыто социальная, гражданская, публицистическая, нет, это не Маяковский, но в другом обличье, в других тонах, что-то есть и от традиции, заложенной великим Владимиром Владимировичем, например, страсть доводить иные темы до гиперболического обобщения. Он многогранен – есть и злость, и легкость «просто смеха», оздоровляющего и внушающего человеку оптимизм, есть и юмор с печальными глазами… Ему всюду удается быть контактным, налаживать прочные мосты с теми, для кого он пишет. А пишет он для близких друзей. Но при этом близких друзей вербует тут же, поэтому их оказывается очень, очень много.

Юрий Смирнов-Несвицкий, доктор искусствоведения,
профессор, заведующий кафедрой Критики
в институте Театра, Кино и Музыки, Санкт-Петербург.


ТЕАТР «КАКАДУ» В ПОЛЁТЕ»

В Израиле, как впрочем, и во времена Станиславского, театр начинается не с вешалки, а с энтузиастов. Так – со Станиславского и Немировича-Данченко начался МХАТ, так начался и театр комедии «Какаду» — с Александра Каневского.
Александр Каневский – это наш «перпетуум-мобиле». Приехал он в Израиль пятнадцать лет назад, огляделся и удивился: странная какая-то страна. Еврейский юмор доминирует во всём мире, а здесь – ни одного юмористического журнала, ни одного театра комедии. И создал в Тель-Авиве центр Юмора, который, действительно, был его центром. А потом – юмористические журналы для взрослых и для детей – «Балаган» и «Балагаша»… И газету «Неправда», и фестивали Юмора… Это он заставлял (Да, да, именно заставлял – вот такой он диктатор!) всех нас смеяться, когда нам, казалось, было не до смеха. Поэтому я нисколько не удивился, узнав, что Каневский создаёт в Израиле театр Комедии. И не удивился, когда он его создал и назвал театром «Какаду». И не удивился, когда первый спектакль театра по пьесе «отца-основателя» — «Великий обманщик» за два месяца прошёл двадцать раз и всегда при переполненных залах, что в русском Израиле почти фантастика. А вот тогда я действительно удивился, когда всего через два месяца после первой премьеры театр «Какаду» выпустил, опять по пьесе Александра Каневского, второй спектакль «Продаётся двуспальная кровать с матросом», который уже начал победное шествие по городам Израиля…
…Гарантия дальнейшего успеха этого театра – добротность литературного материала… Юмор театра «Какаду» интеллигентный, как интеллигентны его зрители…

Лев Авинайс, журналист,
 газета «Глобус»