Возвращение


Сценка

«Теорию Относительности я так понимаю:
летаешь на межпланетной ракете год,
а на Земле пятьдесят прошло – вернулся,
а в школу уже ходить не надо».
(Из сочинения ученика 7-Б класса Севы Добкина).

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Рассказчик.
Космонавт.
Старик.
Старушка.

РАССКАЗЧИК. — Серебристая ракета вспорола атмосферу, пронзила облака и, резко затормозив, легко опустилась на космодром. Стряхнув со скафандра космическую пыль, из кабины выпрыгнул двадцатилетний космонавт Всеволод Добкин. Прижав к груди букет весенних цветов, полученных вместе с горячими поздравлениями, Сева отправился домой.

Город конечно, изменился до неузнаваемости, но родной квартал остался таким же, как и был. И дом на месте. С трудом сдерживая волнение, космонавт нажал на кнопку звонка сто десятой квартиры.

(Космонавт изображает все то, о чем говорит Рассказчик).

РАССКАЗЧИК (продолжая). Двери отворил симпатичный старичок в халате и шлепанцах.

СТАРИК (строго). Если вы, молодой человек, насчет экзаменов, то я уже не принимаю… Да-с. Скоро месяц, как на пенсии.

РАССКАЗЧИК. От неожиданности Сева выронил цветы. Старик, заметив его растерянность, пожалел парня.
СТАРИК. А вы сами откуда, если не секрет?
КОСМОНАВТ. Издалека.
СТАРИК. В наши места надолго?

КОСМОНАВТ. Насовсем. Я ведь здешний. Из этого дома.
СТАРИК. Ах, значит вы наш сосед! Из какой же квартиры?
КОСМОНАВТ. Из этой. Сто десятой.
РАССКАЗЧИК. Дед обиделся.
СТАРИК. Что за шутки? Это — моя квартира.
РАССКАЗЧИК. Тут и Сева не сдержался.
КОСМОНАВТ. Нет уж, извините, моя.
СТАРИК. Простите, но меня весь город знает!.. Моя фамилия Добкин!
КОСМОНАВТ. И моя — Добкин.

РАССКАЗЧИК. Севу начал бесить этот старик. Ну, и нахал. Сперва присвоил его жилплощадь, а теперь покушается и на фамилию… Но дед не унимался…
СТАРИК. Да вы взгляните сюда!..

РАССКАЗЧИК.. …кричал он, подталкивая космонавта к дверям, где красовалась табличка с надписью «профессор ДОБКИН П. В.». — Да я тут всю жизнь прожил. И вырос здесь и родился…

РАССКАЗЧИК. Вдруг он осекся. Пронзительная догадка пронеслась в его голове.
СТАРИК. Стойте!… Как вас зовут?
КОСМОНАВТ. Всеволод
СТАРИК. А по отчеству?
КОСМОНАВТ. Петрович!
СТАРИК. Папа!

РАССКАЗЧИК. Старик восторженно воздел руки к небу и бросился к обретённому отцу.
КОСМОНАВТ. Сынок!

РАССКАЗЧИК. Сева горячо прижал к груди свое бородатое дитя. Они вошли в гостиную, не разнимая рук. Оба говорили, сбиваясь и прерывая друг друга. Оба были взволнованы до глубины души.
КОСМОНАВТ. Пашка, сынок, вырос-то как. Красавец!
СТАРИК. Папка! Папочка! Столько лет ждали. Наконец, дождались!..

РАССКАЗЧИК. Но волнение, как и все на свете, прошло, и старик всполошился.

СТАРИК. Что же мы сидим! Такую встречу не грех бы и отметить. Сейчас, Сейчас!.. Как говорит нынешняя молодёжь, сейчас мы вздрогнем!

РАССКАЗЧИК.. Он подмигнул сыну и достал из домашней аптечки две крохотные пилюли.
КОСМОНАВТ. Что это?
СТАРИК. Заменитель алкоголя. Прекрасное активизирующее средство.
КОСМОНАВТ. А как насчет водочки?

СТАРИК. Вспомнил! Её еще в 2020-м году по общенародному требованию всю уничтожили! Народ митинговал, ходили с плакатами. На каждом плакате была нарисована бутылка. Один плакат на троих.

РАССКАЗЧИК. Пришлось чокнуться таблетками. Профессор, воспользовавшись хорошим настроением юного отца, расхрабрился и осторожно произнёс:
СТАРИК. Ты не рассердишься, если я тебе что-то сообщу?
КОСМОНАВТ. Смотря что.
СТАРИК. Нет, ты обещай, что не будешь злиться.

КОСМОНАВТ. А что ты натворил? Окно разбил или подрался с кем-то?
СТАРИК. Нет, это гораздо серьёзней…
КОСМОНАВТ. Да не томи ты! Что случилось?
РАССКАЗЧИК. Старик тяжко вздохнул, решился и признался.
СТАРИК. Я, папа, женился.

РАССКАЗЧИК. Сева не рассердился, но порядком расстроился.

Жениться, не посоветовавшись с отцом, а просто поставить его перед свершившимся фактом… Вот они, нынешние дети!

СТАРИК. Да ты не волнуйся, отец. Анечка девушка славная. Мы с ней сорок лет душа в душа прожили. Вместе и на пенсию вышли.
КОСМОНАВТ. А где она?
СТАРИК. Она на часок слетала в Нью-Йорк, за рисом, в китайский супермаркет.
КОСМОНАВТ. В Китайский?.. А почему в Нью-Йорк?
СТАРИК. Потому что Нью-Йорк – столица СШК.
КОСМОНАВТ. Чего-чего?

СТАРИК. Соединённых Штатов Китая. Там дешевле — ведь пенсию мы получаем в юанях.

РАССКАЗЧИК. Пока космонавт приходил в себя от этого известия, в комнату впорхнула Анечка, маленькая, бойкая старушка, в ярком кимоно, в деревянных сандалиях, с перламутровым веером в руках. Она весело защебетала.

СТАРУШКА. Сегодня большая скидка для пенсионеров, и вот, веер в подарок!
РАССКАЗЧИК. Увидев Космонавта и узнав, кто это, она застеснялась.

СТАРУШКА. Вы уж простите, Всеволод Петрович, что так получилось, Всеволод Петрович…

КОСМОНАВТ. Да что ты всё Петрович да Петрович!..
РАССКАЗЧИК. Шутливо «рассердился» Сева.
КОСМОНАВТ. …Называй меня просто «папа».

РАССКАЗЧИК. Взволнованная старушка стала смахивать веером слёзы, а счастливый сын с надеждой спросил:

СТАРИК. Значит, ты меня не осуждаешь?
КОСМОНАВТ. Нет. Тебе с ней жить, Пашка!

РАССКАЗЧИК. Анечка весело щебетала, готовя гостю постель.

СТАРУШКА. Нам теперь материально намного легче: Медведев подписал указ об увеличении пенсий, по десять юаней каждому.

РАССКАЗЧИК. Космонавт не смог скрыть своего удивления.
КОСМОНАВТ. А что, Медведев до сих пор ещё президент?

СТАРИК. Да. В Конституцию внесли поправку: теперь у нас выборы президента раз в семьдесят лет.

СТАРУШКА. Отдыхайте с дороги, папа. А на ужин мы детей позовём. Ох, и обрадуются они дедушке! Ведь у вас один возраст, одни интересы.

РАССКАЗЧИК. Но Всеволод не разделял общей радости. Грустные мысли одолевали его. Вот он уже и дедушка. А что будет дальше? Где жить? Чем заняться? И как бы разгадав его заботы, мудрый седой сын успокоил юного отца.
СТАРИК. Жить будешь с нами. В тесноте да не в обиде.

КОСМОНАВТ. Но меня могут и не прописать – столько лет, как выбыл.
СТАРИК. А у нас уже нет прописки – только регистрация.
КОСМОНАВТ. А в чём их отличие?

СТАРИК. Во всём!.. Во-первых, форма штампа другая, а во-вторых, чернила теперь не синие, а фиолетовые!.. Сейчас всё очень упростилось: принесёшь справку о том, что ты здесь жил до отлёта, свидетельство с места работы, характеристику из Космического Центра, копию командировки, копию свидетельства о рождении…

РАССКАЗЧИК. Вдруг он остановился, осенённый какой-то идеей, отозвал жену в сторону, о чём-то с ней пошептался и, хлопнув Севу по плечу, торжественно объявил:

СТАРИК. Сделаем ещё проще: мы тебя, батя усыновим.